Уйдет ли рыболовный флот из российской Арктики в иностранные морские воды?

45
0
Индустриальное рыболовство в нашей стране имеет впечатляющую историю. Национализация кустарных рыбных промыслов в начале XX века, массовое строительство флота и стремительный рост вылова рыбы в послевоенные годы, покорение Мирового океана — и как результат всего за шесть десятилетий мы стали великой рыболовной державой. На государственном уровне в те годы работала система управления отраслью, во главе которой стояло Министерство рыбного хозяйства с широкими властными полномочиями.


Фото: ИА Regnum
С переходом к рыночной экономике рыбная отрасль пережила резкое падение, после которого наступило постепенное восстановление. К 2008 году в России вновь была создана работоспособная государственная структура управления рыбным хозяйством с полномочиями нормативного правового регулирования — Государственный комитет Российской Федерации по рыболовству, подчиненный непосредственно правительству. Все основные государственные функции сосредоточили в одних руках с соответствующей персональной ответственностью руководителя перед правительством страны. Отрасль стала на ровный киль, экономические показатели снова поднялись на достойную высоту. И, казалось бы, что еще надо — не мешай рыбакам работать, прокладывай им на межгосударственном уровне знакомый курс в Мировой океан, укрепляй внутренний рыбный рынок и развивай российские прибрежные территории. Вроде бы все ясно и очевидно. Однако не всем.

Видео дня

С 2014 года российское рыбное хозяйство ни с того ни с сего решили сделать пилотным проектом «перестройки и ускорения». А одновременно — объектом чиновничьих экспериментов. С этой целью статус морского рыбацкого штаба и его руководителя принципиально понизили, включив его в состав огромного сухопутного Минсельхоза, отвечающего за все то, что растет на земле.

Что из этого получилось? В результате «рыбу» в сфере своих ведомственных полномочий разглядели многие другие. Рыбным хозяйством стали рулить все, кому не лень: Федеральная антимонопольная служба, Минтранс, Минпромторг, Минприроды, Минвостокразвития, не говоря уже о многочисленных федеральных контрольных службах. Теперь «непрофили» регулярно привносят что-то «своё» в законодательство о рыболовстве.

В этом году в стороне от «рыбы» не остался Минюст.

Контроль морского рыболовства — раздолье для нормативного «творчества»

Как известно, рыбная продукция появляется из сырья, которое называется уловом водных биоресурсов. Уловы необходимо учитывать и контролировать, и это само по себе не вызывает никаких возражений. В этой связи основным регламентирующим государственным актом являются Правила рыболовства, нарушение которых, согласно КоАП, наказуемо. Штрафы в отдельных случаях могут достигать миллионов рублей на капитана рыболовного судна и десятков миллионов на судовладельца (пользователя водными биоресурсами).

Итак. Недавно приказом министра сельского хозяйства Российской Федерации от 13 мая 2021 г. 292 «Об утверждении правил рыболовства для Северного рыбохозяйственного бассейна» (вступают в силу с 01 сентября 2021 г.) была утверждена новая редакция указанных Правил. Казалось бы, ну и что тут такого, рядовое событие — изменения в подзаконные акты вносятся постоянно. Однако не будем спешить, тут случай особый — удивительный, можно сказать, случай.

После подписания указанного выше приказа министром сельского хозяйства в процессе регистрации документа в Минюсте России у коллег-юристов вдруг возникли свои ведомственные мысли по поводу учёта рыбы. В результате в Приказ Минсельхоза были внесены изменения, которые являются, мягко говоря, принципиальными для всех без исключения рыбодобывающих предприятий Севера России.

Вот так легко и просто, без предварительного публичного обсуждения с профессиональными и хозяйственными организациями был существенно изменен механизм учета уловов водных биоресурсов, добытых (выловленных) рыболовными судами при осуществлении промышленного и прибрежного рыболовства.

Как утверждают официальные инициаторы этого нормативного новшества, используемые рыбаками с советских времен нормы (переводные коэффициенты) выхода рыбной продукции из рыбы-сырца (рыба-сырец — выловленная рыба без признаков жизни, находящаяся на палубе судна) отсутствуют в российском законодательстве. Поэтому, по мнению сотрудников Минюста, переводные коэффициенты нельзя использовать в качестве инструмента учета уловов водных биоресурсов на борту судна. Теперь уловы нужно взвешивать. Да, вы не ослышались — именно взвешивать на весах. Есть варианты: обмерять в мерном бункере.

Итак, внимание. После подъема на борт судна трала с рыбой весом, может быть, 10, а может быть, 80 тонн теперь нужно вываливать из него улов на палубу или куда-то внутрь судна, отсортировать разную рыбу по отсекам или специальным контейнерам, взвесить на весах или обмерить в специальном мерном бункере. Каждый вид рыб — отдельно. А уже после этого высыпать взвешенный улов по видам водных биоресурсов на транспортер для производства на судовой фабрике различной рыбной продукции, которую, в свою очередь, потом тоже нужно взвесить. Такой вот нескучный «круговорот рыб, весов и отчетов» придумали.

Переводные коэффициенты в рыбном хозяйстве чиновники выбросили на свалку истории

Из Правил рыболовства непрофильными чиновниками неожиданно изъято положение, позволявшее вести учет уловов водных биоресурсов с использованием существующих более 70 лет норм выхода рыбной продукции. Переводные коэффициенты как инструмент учета и контроля объемов добычи (вылова) водных биоресурсов с 1976 года успешно используется Смешанной Российско-Норвежской комиссией по рыболовству, которая по основным объектам промысла регулирует рыболовство в Баренцевом, Норвежском морях и части Гренландского моря. Данная методика принята на международном уровне и официально одобрена Российским государством. Более того, использование переводных коэффициентов является методической основой контроля рыболовства в морях Северной Атлантики и применяется контролирующими органами всех прибрежных стран указанного региона.

Трудно поверить в то, что в отраслевом ведомстве не знают всего этого. Еще сложнее сомневаться в том, кто истинный инициатор этой авантюры. Так или иначе, важен результат — у Федерального агентства по рыболовству не хватило профессиональных возможностей, а может быть, ведомственного желания противостоять целенаправленному внедрению в законодательство о рыболовстве явной нормативной глупости.

Морская практика — критерий производственной истины

Для рыбаков очевидно, что исключение из Правил рыболовства для Северного рыбохозяйственного бассейна переводных коэффициентов для учета на рыболовных судах уловов водных биоресурсов будет иметь негативные последствия и нанесет экономический ущерб прибрежным территориям Арктической зоны Российской Федерации. По воле околорыбных чиновников мы оказались «впереди планеты всей».

В мировом индустриальном морском рыболовстве отсутствует практика использования весового и объемно-весового методов учета и контроля объемов добычи (вылова) донных видов рыб на борту больших траулеров. Попытки были. Но результаты показали полную бессмысленность этой идеи. В связи с конструктивными особенностями судов рыбопромыслового флота, используемых в морях Северной Атлантики, обеспечить этими методами учет и контроль объемов уловов донных видов рыб (треска, пикша, зубатка, палтус и многие другие донные виды) на борту больших траулеров, ведущих промышленное и прибрежное рыболовство, — технически и технологически сложно. А экономически эта затея сводит результаты деятельности рыболовного судна, мягко говоря, к неопределенности. При подъеме донного трала с многотонным уловом значительные потери промыслового времени на сортировку и взвешивание каждого вида рыб делают морское рыболовство малоэффективным. Переоборудование на судостроительных заводах сотен российских рыболовных судов под установку на них «умных» механических сортировщиков, промышленных весов и мерных бункеров — возможно лишь теоретически. Кроме того, это потребовало бы вывода из эксплуатации на длительный срок всего рыболовного флота, а значит, неизбежна была бы остановка российского промысла в Баренцевом море. В общем, ерунда полная.

Рыбопромышленники пишут письма руководителям правительства, министрам, сенаторам, депутатам, губернаторам: помогите! Спасите от неугомонных чиновников «Садового кольца», ибо они нас не слышат! Но, увы, ничего не меняется, межведомственные нормативно-правовые эксперименты над рыбным хозяйством России продолжаются, как правило, в режиме полусекретной спецоперации, неожиданно преподнося отрасли один нормативно-разрушительный «сюрприз» за другим.

Куда бежать рыбакам?

Много десятилетий Россия и Норвегия успешно эксплуатируют совместные рыбные запасы трех арктических морей. Исчезновение из Правил рыболовства для Северного рыбохозяйственного бассейна переводных коэффициентов для указанных выше целей, учитывая особенности отечественного контроля в сфере морского рыболовства, может привести к некоторым последствиям.

Во-первых, к окончательному уходу нашего рыболовного флота из морских вод российской Арктики (исключительная экономическая зона Российской Федерации в Баренцевом море) в морские воды юрисдикции Норвегии, где решениями Смешанной Российско-Норвежской комиссии по рыболовству переводные коэффициенты для учета и контроля уловов водных биоресурсов узаконены и действуют для всех рыбаков мира, а их применение контролируется Норвежской береговой охраной.

Во-вторых, эта нормативная «новелла» будет иметь негативные последствия на международном уровне. Указанные Правила рыболовства в исключительной экономической зоне Российской Федерации в Баренцевом море распространяются в том числе на иностранные суда, осуществляющие рыболовство в данном морском районе по квотам добычи (вылова) водных биоресурсов, установленным для иностранных государств в соответствии с международными договорами Российской Федерации. Очевидно, по «логике» сухопутных авторов этих нормативных изменений, рыболовные суда под иностранными флагами, работающие в наших водах на законных основаниях, также должны обзавестись весами и мерными бункерами.

Заключение

Что еще можно добавить к сказанному. Ежедневно поджидающие капитанов российских рыболовных судов запутанные лабиринты нормативной правовой базы сплели крепкую основу для безбедного существования многочисленных проверяющих. Это и таможенные наказания за каждую ошибку в подсчете нескольких коробок с рыбой, выловленной в российской экономической зоне, коробок, которые не прячутся, а лежат открыто в трюме, где перевозятся сотни, а порой тысячи тонн рыбной продукции. У нас в стране, почему-то, по-людски внести корректуру в судовую грузовую декларацию нельзя, не предусмотрено законодательством — возможно только административное наказание. Вновь испеченные бюрократические требования об экологической экспертизе рыболовства и рыбоводства в прошлом году ошарашили руководителей предприятий рыбного хозяйства страны. В номинации «контрольный хит 2020 года» вне всякой конкуренции выстрелил «шедевр» о запрете обескровливания и удаления потрохов из трески и пикши на борту судов-охлажденщиков. Тема хронически застрявшей в нормативной России доисторической предельно допустимой нормы концентрации мышьяка в рыбной продукции, за превышение которой регулярно штрафуют рыбаков, стала долгоиграющим отраслевым сериалом, который обходится весьма недешево отечественным производителям рыбной продукции. Десять лет федеральные чиновники различных министерств и служб не могут решить этот вопрос, все совещаются и переписываются друг с другом.

В современной России идеи тотального контроля проникли даже на камбуз, в тарелку к матросу. За неоформленную в промысловом журнале кастрюлю ухи на судовой кухне, приготовленную из выловленной этим судном рыбы, в нашей рыболовной державе можно получить административное наказание и штраф.

Так и живем. И это далеко не исчерпывающий перечень удивительных по своему содержанию поводов для экономического наказания рыбаков. После этого некоторые с глубокомысленным видом государственных патриархов рассуждают, почему это российские рыболовные суда предпочитают вести промысел подальше от родных берегов и базироваться преимущественно в иностранных портах. В частности, в Арктическом регионе в порту Мурманск рыболовных судов уже кот наплакал — разбежались кто куда от проверяющих, а это, оказывается, теперь у последних называется «обеспечением экономической безопасности» — изгнать рыбаков с их рыбой из России.

Куда бежать российским рыбакам? Это вопрос не про «переводные коэффициенты». Нет. Это вопрос о качестве государственного управления рыбным хозяйством Российской Федерации в последние годы, о том, что происходит в отрасли, что будет дальше, как жить и к чему готовиться — какие еще нормативные «сюрпризы» чиновники различных государственных ведомств приготовили рыбакам. Быть может, руководство государства всё-таки обратит внимание на реальное состояние рыбного хозяйства России и примет верные организационные решения?

Возврат к списку

  • Комментарии
Загрузка комментариев...