Магомед Джафаров: «Вся страна ждет дагестанскую рыбу, поскольку она экологически чистая»

10
0

Дагестан делает ставку на развитии рыбной промышленности. Это комплекс мер, который включает в себя инвестиции в рыбные морские порты, развитие сектора переработки. Но не стоит забывать о том, что ключевой в этой цепочке является аквакультура и достаточная численность рыбы. И тут на первый план выходят вопросы воспроизводства и контроля за рациональным использованием рыбных ресурсов. О том, как эта работа выстроена рассказал руководитель Северо-Кавказского территориального управления Росрыболовства Магомед Джафаров. — Магомед Раджабович, вот уже который год Дагестан и власти заявляют об амбициозных проектах и планах по вылову рыбы и восстановлении некогда известной отрасли. Это стало настолько рентабельным? — Это можно считать и интересным и рентабельным. Нужно понимать, в каких условиях сейчас находится наша страна и экономика. Только на Каспии осталась килька. Это аналог черноморской хамсы, а ее осталось не так уж и много. Все замкнуто на Дагестане и на ловле кильки. Когда я пришел в Управление, а это был 2014 год, общий объем вылова рыбы составлял порядка 2,5 тысячи тонн. Руководство Агентства по рыболовству поставило задачу увеличить эти показатели. Такая задача была поставлена на основе изучения нашей наукой запасов водных ресурсов. Наша ведомственная наука очень долго время работала, изучала запасы и дала оценку – без ущерба водным биоресурсам можно вылавливать до 100 тысяч тонн кильки и до 40 тысяч тонн сельди. В прошлый и позапрошлый годы мы достигали рекордных значений, доведя показатели в 2020 году до 23 тысяч тонн. А за первые месяцы текущего года мы выловили порядка 15 тысяч тонн рыбы и до конца года прогнозируем довести эту цифру до 30 тысяч тонн минимум. Наша задача организовать эту работу посредством выдачи разрешений, так как вся страна ждет нашу рыбу, поскольку она экологически-чистая — Немаловажным выступает вопрос рационального использования и вылова водных ресурсов и бережного отношения к ним. Как в этом направлении обстоят дела? — Контроль за выловом рыбы в акватории Каспийского моря закреплен за органами Пограничного Управления ФСБ. Они стоят на всех рубежах и сопровождают весь вылов от постановки до выемки сетей. Этот контроль приличный и серьезный, и нельзя не отметить их вклад. — Вы неоднократно заявляли о вреде ловли рыбы посредством электрического тока, однако в оперативных сводках то и дело фигурируют дела о выявляемых подобных нарушениях. Однако, последние Ваши сводки практически не пестрят подобными фактами. Как удалось переломить ситуацию? — В прошлые период нерадивые рыбаки, если их можно назвать так, выжгли нам все реки при помощи электротока. Эта тема была актуальна не только в Дагестане, но и в других субъектах. Но в Дагестане этот принцип ловли был особенно распространен, и в бытность тут действовали до 100 организованных групп. Самый высокий прирост по задержаниям у нас выпал на 2015-2017 годы, когда было заведено более 88 уголовных дел на организованные группы, которые уничтожали наши рыбные запасы. Ну и не стоит забывать, что на снижение такого рода нарушений повлияло и существенное ужесточение наказания, а именно колоссальный рост штрафов, которые можно получить за такое деяние.

Вместе с тем, мы не забываем и о профилактической работе, выступаем в средствах массовой информации, привлекаем старейшин, религиозных лидеров, которые доносят эту важнейшую информацию до людей. Все это позволяет нам сегодня говорить о том, что ловля электроудочкой практически сведена к нулю. Чаща весов все-таки склонилась в сторону законности и мы контролируем этот процесс. Безусловно, причиной массового браконьерства и уничтожения поголовья осетровых и частиковых видов рыб, а также других биоресурсов Каспия является не только недостаточная деятельность соответствующих органов, отвечающих за охрану водных биоресурсов. Основная причина заключается также в стремительном падении уровня жизни населения прибрежных районов, исконно занимавшегося рыбным промыслом с конца 80-х годов прошлого века, вызванном полным развалом существующей производственной инфраструктуры и обусловленной этим обстоятельством почти поголовной безработице. Потому если бы субъект прорабатывал вопрос создания локальных предприятий и производств в рамках того же рыбного промысла, люди смогли в рамках закона вести вылов рыбы и получать прибыль. — Если брать всю зону ответственности Управления, то где больше нарушают? — Понятно, что основная масса нарушений приходится на Дагестан. Если условно в Кабардино-Балкарской республике при примерно той же площади число нарушений из-за небольшого числа водных объектов составляет 8-10, то в Дагестане составляется по 70-90 административных материалов. Сказывается как прибрежная зона, так и горная часть в реках, водохранилищах. Сейчас наша главная головная боль — складирование бытовых отходов в рыбохозяйственных водоемах в горной зоне. Мы говорили с главами районов, кто-то внимает нашим требованием, собирает людей, вывозят мусор, но не повсеместно. — А насколько велик вред от мусора водных ресурсам? — Вы же понимаете, что такое пластик и как долго он разлагается по 100-200 лет. Он наносят колоссальный вред. В той же Гоцатлинской ГЭС были факты, когда кучи мусора плавали на поверхности и уходили на глубину вплоть до 3 метров, а ведь рыбные ресурсы живут только в идеально чистой среде. То же самое можно сказать и про Каспийское море и колоссальные сбросы неочищенных вод в акваторию. Химия, моющие средства, автомойки — все это попадает в море и к счастью для некоторых муниципалитетов нет большого мора рыбы. — Кстати про мор, что в итоге с ситуацией гибели тюленей? — Наши сотрудники были в числе первых и выявили несколько тушек тюленей на севере Махачкалы. Сначала было подозрение на браконьерский промысел, но позднее, когда мы нашли еще сотни тушек вдоль побережья, не осталось сомнений, что погибли они в результате какого — то одномоментного воздействия. По словам ученых с большей вероятностью они задохнулись из-за выброса природного газа. Для бассейна Каспийского моря характерны различные нефтяные и газовые проявления – грязевые вулканы, грифоны и пр. Их интенсивность может резко возрастать при сейсмических явлениях. В маловетреных условиях локальные выбросы метана могли формировать над поверхностью моря загазованные линзы воздуха, непригодного для дыхания, которые и могли привести к массовой гибели каспийских тюленей, мигрирующих в это время вдоль побережья Дагестана на север, к местам размножения. По нашим подсчетам тюленей в море более 200 тысяч и какого-то колоссального урона их численности этот факт не нанес. — Переходя к вопросу воспроизводства водных ресурсов, то и в этом направлении Вами проделана большая работа. Поделитесь итогами? — Всю работу по воспроизводству проводят наши подведомственные организации. Это целый цикл и на это в рамках госзадания выделяются солидные средства. За 5 лет мы выпустили более 1,5 млрд ценных и особо ценных личинок рыбы. Из них лососевых — 250 тысяч, осетровых — 416 тысяч штук, а частиковых — более 1 млрд. в этом направлении мы ведем значительную работу. Выпуски рыб также проводили филиал Росморпорта, Минобороны, а также большие объёмы в рамках компенсационных мероприятий. Хочу отметить, что по линии компенсационных мероприятий наше Управление, если так можно сказать, первым в стране смогло добиться их выполнения от дагестанского филиала ПАО РусГидро. Уже после многие регионы также подключились к этой работе. Кроме нашего ведомства пополнением запасов рыбы никто не занимается. И результаты этой работы видны, так как по наблюдениям подразделений погранохраны в акватории моря уже попадаются маленькие осетры в возрасте от года до 4. Можно смело говорить о том, что еще несколько лет такой усиленной работы, и мы восстановим большую часть популяции рыбы, которую варварским способом уничтожали в 90-е годы прошлого столетия. — Не стоит забывать и о нерестовом периоде, когда подразделения вашего управления переходят на особый усиленный режим работы. — Да, безусловно, это важнейший этап в году. Мы, стоит отметить, также работаем в этом направлении с региональным Министерством природных ресурсов и экологии, чтобы определить какие-то определенные участки, где будет разрешена любительская ловля и она не будет мешать естественному нересту рыб. А также мы совместно с Росгвардией и МВД усиливаем контроль в этот период, будем вести дежурства на точках, где рыба идет на нерест в устьях рек. Для этого мы подписали соглашение, что позволит усилить надзор в этом направлении.

Возврат к списку

  • Комментарии
Загрузка комментариев...